?

Log in

No account? Create an account

Назад | Вперед

     Говорят — «намоленный храм», «намоленный дом» или даже — «намоленная книга». Все то, с чем связано много людей, мыслей, жизненных сюжетов, о чем думают с любовью, уважением, волнуясь душой, так и притягивает этот выразительный эпитет — «намоленный». Намоленной может бhttp://pics.livejournal.com/pushkino_2009/pic/000ky82dыть и местность. В частности, так можно сказать о Пушкино и его окрестностях. Близость к Москве способствовала тому, что с городом связали свои судьбы многие известные люди. Пушкино сотни, тысячи раз упоминается в биографиях людей интересных, талантливых, знаменитых, а то и, без преувеличения, выдающихся. К тому же, поскольку часть этих известных людей — писатели, город Пушкино стал к тому же полноправным «героем» их произведений.
     Удивительное чувство — открыть повесть, роман, сборник стихов писателя с мировым именем — и вдруг наткнуться на знакомое-презнакомое название — Пушкино!

     Движение на участке Московско-Троицкой дороги от Москвы до Сергиева Посада со станцией Пушкино примерно в середине пути было открыто 18 августа 1862 г. А ровно через 63 года, 17 августа 1925 г. бывший дачный поселок Пушкино получил статус города. Вот в течение этого полувека и «намаливалась» эта местность — одна из красивейших в Подмосковье. Пушкино обживалось, застраивалось, разрасталось. Здесь влюблялись, заводили детей и, главное, проникались любовью к этому месту, включали его в свои биографии и сердца.
     «— Вставайте! — капитан потряс Батурина за плечо. — Скоро Пушкино!
     Поезд гремел среди леса. Пар шипел в кустах, как мыльная пена.

     Стояла ледяная и горькая осень. По ночам ветер шумно тряс над дощатыми крышами гроздьями стеклянных звезд. Огородные грядки были посыпаны крупной солью мороза. Пахло гарью и старым вином. А в полдень над горизонтом розовым мрамором блистали облака».
     Какой яркий, цветной, выразительный текст навеяло Константину Георгиевичу Паустовскому наше Пушкино! С этих строк он начал свой роман «Блистающие облака», прототипом героя которого стал житель Пушкино, а сам город и окрестности вызвали к жизни красивейшие описания природы. Речкой, «протекающей» через весь текст, стала Серебрянка.
     «Утром этого дня он, как всегда, встал рано и пошел на Серебрянку купаться. В иссиня-черной воде струились, как волосы, мертвые травы. Едкая роса капала с осин. Над ельником, в тумане, как бы в дыму пожара, выползало косматое клюквенное солнце».
     «Никогда Берг не писал так легко, как в этой комнате, засыпанной желтой листвой и сеном, под лай мохнатого пса. Солнце поднималось над Серебрянкой, небо покрывало леса хрустальным колпаком, и тишина рождалась в перелесках. Только сердце в такт бегу карандаша билось легко и быстро».
     «Блистающие облака» — роман на двухстах страницах, и пушкинцам лучше не ограничиваться приведенными цитатами, а прочитать его весь, памятуя, что навеян он нашей «намоленной» местностью, в которой мы живем, дышим и которую любим не меньше Паустовского. Говорят, писатель для того и создан, чтобы облечь в слова то, что чувствуют многие, но высказать дано ему одному. Так что пушкинцам еще и поэтому приличествует знакомство с этим произведением. Там как раз то, что за всех нас ощутил и описал большой писатель.
     Давно уже можно бы разработать школьный спецкурс по литературе, куда включить рассказы о писателях, связанных с Пушкино и писавших о нем. Дать детям выучить наизусть, в том числе приведенные выше отрывки, — пусть запоминают и вслушиваются в музыку образной русской речи. И воспринимают ее личностно — как то, что близко их касается.
     «Дача стояла на краю леса, на отлете.
     — Чувствуете воздух?
     Пахло колодезной водой и глухой осенью. Батурин растирал между пальцев желтые листья, и от пальцев шел запах горечи. Свежесть ветра, дождя и похолодевших рек пропитывала опадающую, почти невесомую листву. Осень умирала. Смерть ее была похожа на чуткий сон, — зима изредка уже порошила по золотым деревьям и мокрой траве реденьким и осторожным снегом.
     Осенняя свежесть продувала всю дачу, особенно капитанскую комнату, похожую на ящик от сигар».
     Паустовский впервые поселился в Пушкино в начале двадцатых годов. Дом, где он жил (предположительно), занимает сейчас вечерняя школа. Работал в Москве. Ездил на электричке, как сегодня делаем это все мы. В «Книге скитаний» написал об этом так:
     «Весь день до позднего вечера я проводил в редакции "На вахте". К полуночи я добирался до вокзала, уезжал в Пушкино, там сразу же окунался в глушь, мрак и безлюдье, быстро засыпал, а утром, еще в полной темноте, приходилось вставать, топить печку и торопиться на поезд в Москву».
     В повести «Романтики» Паустовский заворачивает вокруг Пушкино интересный детективный сюжет. Некто Никифоров — «сухой старик с воспаленными глазами» — посылает в МХАТ, где готовится премьера пьесы Л. Толстого «Живой труп», письмо, в котором сообщает, что автор ее — вовсе не Толстой, а он, Никифоров. Журналисту, герою повести, поручают расследование этого дела.
     «Чем вы можете доказать, что пьеса ваша?» — спрашивает журналист у Никифорова.
     « — Чем? — он полез под кушетку и, сморкаясь, вытащил солдатский сундучок. — Вот чем! Вот — черновик рукописи. Кроме того, я скажу вам адрес героини. Она жива, она тут недалеко под Москвой, в Пушкине. Расспросите ее, она все расскажет.
     Я записал адрес. Потом взял рукопись. Это была точная копия «Живого трупа». Чернила на листах линованной бумаги блестели. Я незаметно послюнил палец, прижал его к первой строчке, и она отпечаталась на моем пальце, как снимок. Все было ясно, — «Живой труп» был переписан недавно.
     — Это старая рукопись?
     — Ей четыре года.
     Старик плакал. Я скомкал разговор, попрощался и выскочил из комнаты. Он явно врет. Но тогда почему же он плачет? Адрес героини запутал меня совершенно.
     В тот же вечер я поехал в Пушкино. Была черная весна, похожая на осень, подмерзшая листва хрустела под ногами, свежий воздух резал легкие. Я посмотрел на адрес: «Пушкино, аптека, спросить Наталию Викторовну»...
     Кто хочет узнать продолжение истории, открывайте книгу Паустовского!
     Пушкино — нередкий «персонаж» в книгах Константина Георгиевича. В очередной раз события происходят в нашем городе в его автобиографической «Книге скитаний», в главе «Снежные шапки»:
     «Как-то ближе к весне, тихим и снежным днем ко мне в Пушкино приехал Булгаков. Он писал в то время роман «Белая гвардия», и ему для одной из глав этого романа нужно было обязательно посмотреть «снежные шапки» — те маленькие сугробы снега, что за долгую зиму накапливаются на крышах, заборах и толстых ветвях деревьев. Весь день Булгаков бродил по пустынному в тот год Пушкину, долго стоял, смотрел, запахнув старую, облезлую доху, — высокий, худой, печальный, с внимательными серыми глазами.
     — Хорошо! — говорил он. — Вот это мне и нужно. В этих шапках как будто собрана вся зимняя тишина.
     — Декадент! — сказал о Булгакове Зузенко. — Но, видно, чертовски талантливый тип. Добросовестно себя тренирует.
     Что он этим хотел сказать? Я не понял. Тогда Зузенко столь же неясно и неохотно объяснил:
     — Натаскивает себя на впечатления. Мастак!»
     Зузенко, капитан дальнего плавания, житель Пушкино, стал прототипом одного из действующих лиц «Блистающих облаков» — капитана Кравченко. Об этом в своей пространной и весомой работе о Паустовском пишет краевед В. В. Панченков (текст можно найти в Интернете):
     «С Зузенко писатель познакомился в редакции газеты, куда тот часто заходил. По словам Константина Георгиевича, Зузенко был великолепным и неистощимым рассказчиком. Когда он не был в плавании, то по утрам ездил из Пушкино в Москву, и вагон дачного поезда, куда он садился, тут же наполнялся пассажирами, которые хотели послушать его нескончаемые рассказы о приключениях из морской жизни».
     Еще более интересен второй персонаж этого отрывка — Михаил Афанасьевич Булгаков. О нем и его литературных отношениях с Пушкино мы расскажем в следующий раз.

Т. ЭФФИ.

Газета "Маяк" № 60
11 августа 2010 г.

Comments

( 1 комментарий — Оставить комментарий )
livejournal
25 авг, 2013 11:00 (UTC)
"Вставайте!.. Скоро Пушкино!" К.Г. Паустовский
Пользователь neza6ydka сослался на вашу запись в записи «"Вставайте!.. Скоро Пушкино!" К.Г. Паустовский» в контексте: [...] Оригинал взят у в "Вставайте!.. Скоро Пушкино!" К.Г. Паустовский [...]
( 1 комментарий — Оставить комментарий )
Разработано LiveJournal.com