pushkino_2009 (pushkino_2009) wrote,
pushkino_2009
pushkino_2009

Category:

«Знаете, каким он парнем был?!» Юрий Гагарин в Клязьме

http://pics.livejournal.com/pushkino_2009/pic/000cacxg    Через полвека после первого полета космического корабля с человеком на борту по-своему, с позиции современного человека, воспринимаем мы то далекое яркое событие. Только не гаснет улыбка Юрия Гагарина, он в нашем представлении всё такой же человечный, открытый, красивый, как был в легендарные шестидесятые.
    Сегодня мы публикуем отрывок из книги брата нашего первого космонавта — Валентина Гагарина. В нем — эпизод из дачной жизни Юрия в поселке Клязьма.

    «...А вот в Клязьму, в дом своей тетки Марии Тимофеевны, Юра попал раньше, нежели в Гжатск. Было это, вспоминает Щекочихина, второго мая, то есть сразу же по его возвращении из Чехословакии.
    День стоял хороший, теплый, легкие облака там и тут пятнали небо... Надя сидела в комнате — кормила годовалого сына. Домашние работали во дворе — вскапывали землю под грядки. Вдруг раздался крик:
    — Надя, приехал! Юра наш приехал! 
    Надя тотчас выбежала во двор.
    Он не один приехал — с Валентиной и, что сразу бросилось всем в глаза, одет был в гражданское: легкое габардиновое пальто, популярные в то время остроносые туфли.
    Кто-то не удержался — заметил вслух:
    — Юра, туфли-то на тебе какие модные!
    — Да вот, пришлось надеть, — явно чувствуя себя не в своей тарелке, тихо отозвался он и, смущенный направленными на него взглядами, сбросил пальто, выхватил у кого-то из рук лопату, с маху воткнул ее в землю. — А ну, кто хочет силами помериться?!

    Каждый квадратный сантиметр крохотного участка, каждый уголок во дворе дома были знакомы ему до мелочей: ремесленником десять-двенадцать лет тому назад усердно вскапывал он эту же землю... И теперь Юра ожесточенно налегал на лопату, рискуя испортить модные ботинки. Однако у родственников трудовой энтузиазм космонавта одобрения не вызвал: им не терпелось увести его в квартиру, усадить за стол, тем более что день — праздничный, и так хочется послушать о полете на «Востоке». Двенадцатого апреля видели его на экране телевизора, четырнадцатого — встречали во Внукове, но то все — издали, на расстоянии. А тут — рядом, собственной персоной.
    Снедаемые жадным любопытством, отняли у Юры лопату, под руки повели в избу.
    Однако укрыться в четырех стенах не удалось. Слух о том, что в поселок приехал космонавт, с быстротой молнии обежал все улицы и переулки. Тут многие знали Юру, помнили его и в гимнастерке ремесленника, и в черной шинели учащегося индустриального техникума, и в тужурке военного летчика...
    Перед крыльцом теткиного дома собралась огромная толпа: все хотели увидеть и услышать космонавта, ведь не прошло еще и трех недель после полета. Какие-то добры молодцы прикатили к дому — под веселые подначки и понукания — громадный камень. И где они разыскали такой? Юрия попросили подняться на этот, как в шутку выкрикнули из толпы, «постамент» и сказать речь.
    Он и сказал, что благодарен Клязьме за то тепло, которым был одарен в своем детстве и отрочестве.
    Слушатели были в восторге, но, разумеется, речь показалась им чересчур лаконичной. Посыпались вопросы, все те же — о самочувствии на орбите, о том, когда полетит следующий, и о том, сколько у нас космонавтов, и годится ли его «Восток» для новых полетов?
    — Годится, — с уверенностью ответил Юра. — К такому выводу единодушно пришли ученые, знатоки, и об этом написано во всех газетах. Космонавтов у нас достаточно — об этом тоже в газетах пишут, и мой «Восток» — не единственный корабль, пригодный для выхода на орбиту.
    После этого выступления атаковали Юру любители автографов. За стол он садился усталый, но шутить не переставал.
    — Голодный я, боюсь, не прокормите,— и, вздохнув, признался: — Там, на орбите, и думать не мог, что будет все это: митинги, речи, выступления. А зачем оно? Мы же работаем, как все работают. Надо бы потише, поскромнее...
    Подмигнул Александру — мужу Нади:
    — Щавелем с грядки будешь угощать? Или цветами?
    И все за столом рассмеялись, поняв, о чем идет речь. На одной из грядок домашнего огорода каждую весну поднимался, ярко зеленея, щавель.
    И однажды, за год до полета в космос, когда Юра и Валя рвали этот щавель, Саша взял да и сфотографировал их. В апреле 1961 года снимок опубликовала одна газета, снабдив его таким примерно лирическим текстом: «Может, и там, на орбите Земли, космонавту вспомнилось, как во время отдыха собирали они с женой цветы...». А рвали-то не цветы — рвали щавель в суп.
    Да так ли уж это существенно: цветы или щавель?»

    (Из книги В.А. Гагарина «Мой брат Юрий»).

Газета "Маяк"
7 апреля 2010 года
Tags: известные личности, клязьма
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment