?

Log in

No account? Create an account

Назад | Вперед

МОСКВА НА РУБЕЖЕ 19-20 ВЕКОВ. ПОЯВЛЕНИЕ МОСКОВСКОГО МОДЕРНА

    Появление того или иного стиля в искусстве, в том числе и в архитектуре, так или иначе обусловлено происходящими конкретными исторически­ми событиями. Они не про­сто исторический фон — это особая среда, материальная и духовная, из которой и вы­растает стиль со всеми его особенностями.

Московский модерн, ярким представителем которого яв­ляется Лев Николаевич Кекушев, появляется в Первопре­стольной в конце 1890-х годов. Просуществовав по меркам прежних архитектурных стилей совсем недолго, всего около 15-ти лет, московский модерн завершает свой первый этап в 1910-е годы. Причём, так и не став большим архитектурным стилем. Забегая вперёд, ска­жем, что лишь через столетие к нему в России снова начнёт пробуждаться интерес.

    К концу 19 века Москва стала городом с населени­ем в один миллион человек, чему способствовала рефор­ма 1861 года. Напряжённую экономическую жизнь города обеспечивали десять желез­ных дорог, ведущих во все концы огромной империи. По количеству финансовых и торговых сделок Москва успешно соперничала с таки­ми признанными европейски­ми торгово-промышленными городами, как Манчестер и Ливерпуль, Марсель и Бор­до, Гамбург и Любек. Город фактически стал столицей де­ловой России.

 

Рубеж веков в Москве со­впал с началом подлинного строительного бума, охватив­шего в 1900-х годах буквально весь город. Повсеместно воз­водились новые или коренным образом переделывались ста­рые дома. Обновлялись фаса­ды, приобретавшие модную скульптурную или керамиче­скую декорацию. В центре и на окраинах появлялись богатые особняки. Их стилистическая ориентация была весьма раз­лична, но традиционная мо­сковская патриархальность всё же неуклонно уходила в прошлое.

На улицы всё уверенней выходил своеобразный «па­рад стилей», нередко бывший результатом заимствований из западноевропейской и ми­ровой архитектуры. От таких заимствований не были сво­бодны и постройки в новом модном стиле модерн, рож­дённом в Западной Европе. В городскую среду всё более вызывающе врывалась торго­вая и промышленная реклама, различные вывески. В облик города уверенно вошли ре­кламные тумбы и столбы с броскими афишами и плаката­ми. Рекламой нередко оказы­вались и сами архитектурные формы зданий. В застройке 1900-1910-х годов появились 7-8-этажные здания, подняв­шие планку этажности почти вдвое.

Видимый рост урбаниза­ции, всё большая оторван­ность горожанина от природы, «бездушие» типизированного городского жилья, усиливаю­щаяся разобщённость людей — обитателей огромных ка­менных «муравейников» — всё чаще связывали с городом мрачные ассоциации. Один из характерных образов эпо­хи модерна — город как бездушный «молох», отбирающий силы, интеллект и здоровье у тысяч людей.

    В начале 20 века впер­вые настойчиво и уверенно заявил о себе электрический транспорт, другие средства быстрой связи. На улицах ста­новилось всё больше автомобилей, обсуждались проекты будущей московской подзем­ки — метро.

Сменился и основной за­казчик застройки. Легендар­ное «московское барство» явно утратило свои позиции. На первый план во всех обла­стях городской жизни выходи­ла буржуазия — московское купечество, определявшее буквально все вопросы жиз­ни города: благоустройство, просвещение, здравоохране­ние. Все эти перемены были прямым результатом огром­ных социально-экономических сдвигов, происшедших в Рос­сии после Великой реформы 1861 года. Московские купцы, нередко входившие в органы общественного самоуправле­ния города, строили библи­отеки, больницы и детские приюты, богадельни и школы, дома бесплатных или дешёвых квартир, театры, концертные залы, народные дома, храмы, дороги, мосты, основывали музеи, училища и универ­ситеты. Трудно представить город того времени, да и се­годняшнюю Москву, без этих многочисленных, до сих пор заметных и важных зданий и комплексов.

По оценкам некоторых оче­видцев, с начала 20 века вклад торгово-промышленного клас­са в русскую культуру обгоняет не только вклад дворянства, но даже государственную ини­циативу.

  Вкусам богатого купече­ства и обязан своим развитием московский модерн. Именно эта состоятельная и нацелен­ная на всё новое обществен­ная прослойка обеспечила на рубеже веков необыкновен­ную «подвижность» москов­ских эстетических критериев и сильную приверженность Москвы моде. Об особенностях нового архитектурного стиля мы поговорим несколько позже. Пока же отметим, что первым целостным произведением в стиле модерн стал особняк Кекушева (затем О. Листа) в Глазовском переулке, д. 8, созданный в 1898-1899 годах. Он и открывает временной от­счёт в развитии московского модерна, наиболее последо­вательно формировавшего­ся в конце 1890-х — начале 1900-х годов именно в твор­честве этого замечательного, до сих пор недооценённого мастера. Фактически Кекушев стал и первым «заказчиком» московской постройки в стиле модерн.

    С зодчим оказались свя­заны и другие, гораздо более состоятельные заказчики пер­вых сооружений модерна. В 1898 году группа московских предпринимателей во главе с С.И. Мамонтовым (1841­-1918) решила организовать акционерное домовладель­ческое товарищество, кото­рое в начале 1899 года было официально оформлено под названием «Северного до­мостроительного общества». Личное богатство Мамонтова было связано, главным обра­зом, со строительством Се­верной (нынче Ярославской) железной дороги. Она и дала название новому акционерно­му обществу — Северное. По мысли учредителей, общество предполагало возводить и перестраивать дома в Москве под гостиницы, торговые по­мещения и квартиры. Это по­ложило начало новому пред­приятию, вскоре заявившему себя как крупный заказчик модернистских построек.

     Безусловным художествен­ным лидером «северян» был Савва Иванович Мамонтов, наверное, самый известный московский меценат конца 19 — начала 20 веков. Его знаме­нитый кружок в подмосковном Абрамцеве, объединивший в 1880-х годах таких крупных ма­стеров, как В.М. Васнецов, В.Д. Поленов, М.А. Врубель, стал центром новых стилистических поисков. Воз­можно, благода­ря именно абрам­цевскому кружку московский мо­дерн и занял первостепенное положение сре­ди региональных вариантов этого стиля. Ориенти­руясь на популяр­ность в России новейших по­строек Франции и Бельгии, могу­щую привлечь бо­гатых заказчиков, С.И. Мамонтов выбрал для первых построек Общества стиль модерн, ещё не имев­ший в то время устойчивого названия. Закономерно, что главным архитектором Се­верного домостроительного общества в том же 1898 году стал Л. Н. Кекушев.

ИВАНТЕЕВКА, МАМОНТОВКА, В.А. ЛЫЖИН, Л.Н. КЕКУШЕВ

Волны московского стро­ительного и промышленного бума в конце 1890-х годов докатились и до подмосков­ной Ивантеевки. В 1896 году владельцем ивантеевской тонкосуконной фабрики стал московский купец Владимир Александрович Лыжин, приняв её по смерти отца.

С этого момента и при­мерно до 1907 года идёт ин­тенсивное развитие фабрики, а вместе с ней и Ивантеевки. В 1900-е годы построены: конторское здание («дом для служащих»), конюшня, карет­ный сарай, жилая казарма для рабочих, плотина на реке Уче при тонкосуконной фабрике. В 1906 году строится новый, четырёхэтажный, фабричный корпус. Постройка дачи Лы­жина датируется 1905 годом. Архитектором всех этих по­строек в Ивантеевке был... Лев Николаевич Кекушев!

М.В. Нащокина в упоминав­шейся ранее статье об иван­теевских постройках Кекуше­ва ( 1998 г .) пишет: «...перед нами не просто интересные архитектурные постройки ру­бежа веков, а подлинный гра­достроительный ансамбль, возможно, полностью при­надлежащий творчеству Л.Н. Кекушева. Окончательно про­яснить это, думается, помогут дальнейшие исследования. Сейчас же наша задача — со­хранить его».

    Когда и где познакомились архитектор и владелец фабри­ки, нам пока не известно. Од­нако сам факт их знакомства и плодотворного сотрудни­чества на благо нашей Иван­теевки не вызывает никакого сомнения.
На снимке: башенка «Ключ» и Белая спальня (справа) в начале Детского проезда. 2006 год. Фото Т.А. Полушин

* * *
119 
    В перечне построек Кекушева есть и такая: «1900-е годы. Деревянная дача и фли­гель Ермакова. Пос. Мамонтовка, Московская обл., ул. Октябрьская, 23». Нетрудно сообразить: это у нас, в род­ном Пушкинском районе. Фо­тографию этой постройки мы уже приводили в предыдущих публикациях. И какое тесное сплетение имён! Очевидно, что Ермаков — это А. И. Ерма­ков, в те времена управляю­щий на фабрике Лыжина. Это ему принадлежал дом рядом с дачей Лыжина (сейчас — это Детский проезд, д. 9), добро­вольно переданный им после революции под детский сад-ясли. Сейчас там располага­ется городской комитет по образованию.

    Дачу Ермакова нынеш­ние жильцы называют «дача МОНО». МОНО — Московское общество народного образо­вания, которому примерно в 1920-е годы перешла эта по­стройка. Сейчас это жилой дом, в котором проживает шесть семей. Ну а почему в Мамонтовке, тоже понятно — связь с С.И. Мамонтовым и «Северным домостроитель­ным обществом» почти оче­видная. Тут «в теме» и посё­лок Мамонтовка, и платформа Мамонтовская Ярославской (тогда Северной) железной дороги.

120

http://pics.livejournal.com/pushkino_2009/pic/00069bh7

Т.А. ПОЛУШИН

Газета "Пульс Ивантеевки" № 45 (2452) 20 июня 2009 года
 

Comments

( 8 комментариев — Оставить комментарий )
swami_mahant
13 фев, 2010 08:05 (UTC)
Спасибо. Очень познавательно! :)
pushkino_2009
13 фев, 2010 11:12 (UTC)
Да не за что ;) Сам читал с огромным интересом.
pavlick21
13 фев, 2010 19:12 (UTC)
Спасибо большое! Наконец-то я что-то узнал об этом доме,который давно уже привлекал моё внимание.
aoutien
17 янв, 2011 13:44 (UTC)
Большое спасибо за текст и особенно за фотографии! Вам не попадались ли случайно интерьерные фотографии этого дома?
Последний абзац статьи, правда, совсем не очевиден)) а с Кекушев строил и московский дом Лыжина, и, кстати, был автором клязьминской церкви.
Дома Лыжина в Детском проезде, правда, уже, можно сказать, не существует и вряд ли он когда-нибудь будет востановлен, а в местном краеведческом музее говорят, что есть план снести весь фабричный райончик..
pushkino_2009
17 янв, 2011 15:52 (UTC)
Да не за что. Снимков интерьеров, к сожалению, нет.
Еще пара фото:

Посмотреть на Яндекс.Фотках


Посмотреть на Яндекс.Фотках
pushkino_2009
17 янв, 2011 16:01 (UTC)
А дом Лыжина никто восстанавливать не будет, скорее всего район застроят многоэтажками. Так что наслаждайтесь уцелевшими шедеврами, пока есть такая возможность.
livejournal
3 фев, 2014 13:28 (UTC)
Дача Лыжина и Детский проезд под угрозой застройки
Пользователь nestate сослался на вашу запись в записи «Дача Лыжина и Детский проезд под угрозой застройки » в контексте: [...] и др.. Кроме этого, по его же проекту в Мамонтовке построена дача для Алексея Ивановича Ермакова [...]
livejournal
3 фев, 2014 13:36 (UTC)
Дача Лыжина и Детский проезд под угрозой застройки
Пользователь ivanteevka_2 сослался на вашу запись в записи «Дача Лыжина и Детский проезд под угрозой застройки » в контексте: [...] и др.. Кроме этого, по его же проекту в Мамонтовке построена дача для Алексея Ивановича Ермакова [...]
( 8 комментариев — Оставить комментарий )
Разработано LiveJournal.com